Романтическая новогодняя история с комическими причудами = :) Участвуем в конкурсе, название которого: «Новогодняя сказка»

Мне нравится, когда в новогоднюю ночь с людьми приключаются чудесные истории, возможно, не всегда напоминающие волшебную сказку в ее классическом жанре, но, по-своему, необычные, замечательные, иногда смешные и, главное, дорогие сердцу на всю жизнь. Одна из таких историй произошла с моими родителями и была нам с братом рассказана нашей мамой однажды в новогоднюю ночь. Этой историей я хочу поделиться с вами, чтобы взбодрить ваше настроение и разбавить предпраздничные хлопоты искоркой житейского юмора в канун Нового года.

 

Празднование Нового года в военно-морском училище предполагалось перенести на шесть часов вечера ввиду того, что в 22:00 по уставу был положен отбой. Мы с подружками нарядились и отправились по, сверкающему разноцветьем гирлянд, зимнему городу в вышеупомянутое заведение. Моего ухажера должны были отпустить в увольнение, поэтому, в предвкушении романтического, новогоднего свидания, настроение было прекрасное.

 

Ярко освещенный, актовый зал училища был набит до отказа. Мощный гул голосов не мог перекричать даже старший офицер, бегающий по сцене с микрофоном, который постоянно фонил и уносил голос воина высоким фальцетом под потолок с вертящимся, серебряным шаром. Мы как раз топтались в танце под еле слышную музыку, когда до нас докатилось эхо отсчета секунд импровизированно уходящего года «… шесть, семь…». Потом грянуло, по-военному вышколенное, троекратное «Ура!» и в зал вернулся, уже привычный уху, монотонный гул.

 

Когда до отбоя оставалось полчаса, вдруг объявили какую-то учебную тревогу и никого из курсантов в увольнение не отпустили. Я наспех распрощалась со своим возлюбленным и, не сдерживая слез, выбежала в морозную ночь. Подружки приглашали меня к себе в общежитие, но я отправилась на другой конец города, к своей любимой тетушке, которая и предсказывала мне такой исход событий, так как была неплохой, карточной гадалкой, популярной среди экзальтированных дамочек «высшего света».

 

Я быстро шла по пустынным улицам города, и хрустальный звон бокалов, переливающийся за праздничными окнами домов, впивался в мое сердце осколками разбитых надежд. Эстакадный мост над замерзшей рекой и старинным, кафедральным собором вывел меня в старый город, где на сказочно красивой площади, в окружении живописных домиков под красной черепицей, стояла чудная, невысокая, но пушистая сосна, переливаясь мерцающими гирляндами в зеркальном отражении стеклянных шаров.

 

Когда я тихонько своим ключом открыла дверь тетушкиной квартиры, то сразу увидела незабываемое зрелище: на диване, напротив телевизора, сидела моя полутора центнеровая тетя, перед ней стоял массивный журнальный столик, ломящийся под тяжестью хрустальных салатниц, осиротивших в честь праздника «чешскую стенку», и над самой большой из них, с модным в то время салатом из трески «мимоза», нависала лохматая попа ее любимой, но бестолковой болонки Ладушки. Увидев мое зареванное лицо, тетушка сокрушенно всплеснула руками, из которых вышеупомянутая болонка благополучно приземлилась в нежную мякоть «мимозы». Мой истерический смех совершенно не обидел тетю. Она объяснила, что в канун наступающего года собаки для грядущего счастья нужно подержать над столом это животное, чтобы уж наверняка это самое счастье не пролетело мимо.

 

Новогоднее поздравление с экрана телевизора вернуло нас к столу с шампанским и кулинарными шедеврами, слава Богу, не соприкоснувшимися с магическим ритуалом зазывания счастья. Бестолковая Ладушка с атласным, розовым бантом на кудрявом ухе возлегала на своей войлочной подстилке, удивленно настороженно косясь на свой живописный, гастрономический зад. Тетушка веселила меня, не жалея сил. А это она умела делать замечательно, вовсю используя свой врожденный дар красноречия и остроумия. Я немного расслабилась и с удовольствием смеялась над тетушкиными байками.

 

Неожиданный, дверной звонок, заставил меня вздрогнуть в предчувствии надежды на чудо. Я выскочила в коридор и распахнула дверь. То, что стояло на пороге, повергло меня в шок. В первую секунду я подумала, что уже началось гулянье ряженых. Лысая голова, лицо, разрисованное косметикой в стиле абстракционизма, трясущиеся ручки и ножки, торчащие из-под коротенького пальто и невнятное бормотание, прерывающееся громким и отчетливым иканием. Потом оно прошло мимо меня в ванную, а я так и осталась стоять столбом на пороге.

 

Зажурчала вода и знакомый, немного пьяный голос моей невестки сообщил мне, что я могу войти. Я открыла дверь в ванную, и меня окатила вторая волна столбняка. Существо было хоть и не совсем лысое (жидкие пучки волос были обтянуты сеточкой), но зато безликое. Круглый и бледный блин лица, не мигая смотрел на меня крошечными, поросячьими глазками. Наконец, прорезалась узкая щель невидимых губ и, из глубины чрева, действительно, раздался голос моей невестки. Тетушка взволнованно металась за дверью ванной комнаты, но я решила, что сначала ее нужно подготовить к незабываемой встрече с несколько опрометчивым выбором сына.

 

Вдруг раздался отчаянный визг болонки Ладушки, словно уже нагрянувшее счастье ухватило ее за «обмемозенный» хвост. Я выглянула в коридор и как-то сразу поняла, что новогодняя ночь, как семейный праздник, удалась на славу. На пороге стоял мой брат, подвыпивший и слегка обескураженный. В одной, вытянутой вперед руке он брезгливо держал белокурый парик с крупными локонами, а вторую прижимал к груди, взирая на нас виноватым взглядом загулявшего кобеля.

 

Наконец, признав хозяина, Ладушка радостно запрыгала вокруг него, пытаясь ухватить свисающий локон парика, будораживший ее собачье воображение незнакомым запахом новой «подружки». Из-за двери ванной комнаты просунулась наманикюренная рука и цепкими коготками рванула парик в образовавшуюся щель. Брат пошел на кухню, закурил и сосредоточил свой грустный взгляд на хрустальном тазике с «мимозой».

 

Удивительная история новогодней страшилки оказалась не такой уж и страшной. Просто наша семейная парочка со своими старинными друзьями после боя курантов «активно» встретили Новый год и сразу поспешили на городской каток. Там моя невестка, возомнившая себя олимпийской фигуристкой, первый раз встала на коньки и начала исполнять «фигуры». Она неустанно и охотно падала, поднималась и ползала по льду. Косметика, смешанная с ледяной крошкой, расползлась по знакомому лицу незнакомой боевой раскраской. Второй «великий» фигурист – мой брат, никак не мог догнать возлюбленную, чтобы прервать ее ледовые фантазии и поэтому, когда, в очередной раз, она плашмя летела навстречу распахнутым объятиям катка, попытался ухватить ее за шиворот, но промахнулся… В итоге, обалдевший от правды жизни (ведь он всегда думал, что его жена натуральная, пышнокудрая блондинка), он остался стоять на четвереньках со «скальпом» в руке, а она, насколько могла быстро, ретировалась домой.

 

Когда, реконструированная свежим слоем косметики и облаченная в блудный парик, наша невестка обрела свой прежний, более родной и знакомый вид, мы с тетушкой облегченно перекрестились, и все вместе посмотрели на брата, который с отрешенным видом скреб ложкой по опустевшей хрустальной вазе, доедая последнее «счастье» собачьего года. Старые ходики над кухонным столом последний раз качнули маятником и замерли, заполнив пространство вокруг нас оглушающей тишиной.

 

Мой брат поднял глаза и его затуманенный печалью взгляд вдруг обрел прозревшую ясность. Он увидел любимую жену в ее привычном облике – златокудрую милашку с удлиненными глазами Нефертити, и воспринял это, как чудо, возвращенное ему небесами. Он подхватил ее на руки и унес в комнату к новогоднему столу. Тетушка всхлипнула и, сунув под мышку бестолковую Ладушку, поспешила разделить их счастье.

 

А я подтянула шишечные гирьки ходиков, толкнула маятник и запустила новый ход времени. Потом подошла к окну, чтобы полюбоваться нежно-лазурным заревом зимнего рассвета, и мое сердце, на секунду взлетев ввысь, затрепетало изящными крылышками пугливой бабочки: прямо под окном стоял мой курсант, пританцовывая на кусачем, утреннем морозе, а из-за отворота шинели робко выглядывала пушистая ветка мимозы. Я засмеялась от возникшей в голове аналогии, отдернула тюль и махнула рукой своему любимому.

 

Именно в ту, грустную и смешную, новогоднюю ночь я поняла, как мало нужно человеку для ощущения чуда: кому-то вернуть привычное, но незаменимое прошлое; кому-то дождаться желанного будущего; а кому-то, с помощью домашней любимицы, загадать исполнение сокровенных мечтаний для своих, самых дорогих сердцу, людей.

 

Я участвую в конкурсе «Новогодняя Сказка»

 

Сроки проведения конкурса:
с 23 ноября 2012 г. по 3 января 2013 г. включительно.

 

Призовой фонд — 15 000 рублей

 

Спонсоры конкурса:

Anigos.ru— создание, оптимизация и продвижение

Леди WordPress — блог Надежды Ковальской

Cardvoice.ru— сайт музыкальных поздравлений

9 комментариев
  1. Спасибо за Вашу колоритную сказку! Читала и улыбалась, представляя все эти образы)

    Интересно, а если Мурзика поддержать над столом, подействует?))

    • Приятно, что моя сказка вызвала у Вас улыбку :). Это дорого стоит!

      А Вы попробуйте подержать Мурзика над традиционным «оливье», чтобы уж наверняка грядущее счастье заглянуло к Вам на огонек и задержалось на весь год :)

  2. Мне ваша история, Денис, показалась не столько смешной, сколько очень лирической. И еще — вы здорово пишете, такой хороший слог... Спасибо за то, что дали возможность незримо поучаствовать в приключениях хороших людей :)

    • Светлана, мне, если честно, тоже так показалось ;) Но я благодарен Буху за эту победоносную для меня дополнительную номинацию)))

      Также мне приятно, что Вам понравилось виртуально поучаствовать во всех причудливых перипетиях, описываемой мной, семейки :)

  3. Поздравляю, Денис! Смешной и чудесный Новый Год!

    Удачи вам во всех ваших делах!

    • Большое спасибо, Ирина!

      Рад, что Вам понравилась моя новогодняя история :)

      А удача мне действительно ой как нужна! Благодарю за приятные слова!

Написать и опубликовать комментарий