Даниил Хармс. Биография Хармса Даниила

В славном граде Санкт-Петербурге 17 декабря 1905 года родился незаурядный русский прозаик и драматург, прозванный современниками человек-парадокс, Даниил Иванович Ювачев, впоследствии известный всему миру как Даниил Хармс. В семейном быту маленький Даня был погружен в атмосферу одновременной любви и строгости, которая сплеталась из неустанной материнской заботы и привязанности к сыну и бесконечных наставлений отца, пережившего долгое тюремное заключение и десятилетнюю каторгу. Мама мальчика, дворянка по происхождению, заведовала приютом для бывших каторжанок, для которых была и хозяйкой, и утешительницей. Детская биография Даниила Хармса отмечает его недюжинные успехи в привилегированной немецкой школе Санкт-Петербурга, где он практически в совершенстве овладел двумя иностранными языками: английским и немецким.

В 1917 году, когда грянул гром Октябрьской революции, Ювачевы долго скитались по огромной стране в поисках приемлемого для семьи пристанища, но все-таки вернулись в новоиспеченный Петроград. Даниила отправили в Детско-сельскую трудовую школу, занятия в которой он совмещал с работой в Боткинской больнице первыми пробами пера. Исследуя творчество Хармса, можно сказать, что его истоки лежат в далеком детстве, когда Даня сочинил забавную сказку для своей младшей сестренки Наташи, к сожалению, умершей в раннем возрасте. Правда, все поэтические потуги Даниила, больше похожие на хаотическое нагромождение чепухи, скорее пугали случайного читателя и, в первую очередь, его собственного отца, боготворившего стихотворный слог Пушкина и Лермонтова. Но, как бы там ни было, именно заработком с писательского труда жил Хармс с 19-летнего возраста.

Неординарная поэзия исходила от неординарного мировоззрения и неординарного эстетического вкуса поэта, любившего выделиться в толпе оригинальностью в одежде или странностью в поведении. Даниилу нравилось шокировать публику, особенно женскую, неким стилистическим безумием, начинавшимся брюками «гольф» и пиджаком в крапинку и заканчивающимся желтыми ботинками и никогда не раскуренной трубкой в углу саркастически ухмыляющихся губ. Бесшабашный Хармс легко изображал иностранца, с его знаниями языков делать это было не сложно, тем более, внешний вид стильного юноши и умение блеснуть остроумием идеально способствовали любому его перевоплощению. Личная жизнь Хармса связана с его страстью к женщинам с пышными формами и отменным чувством юмора, этим критериям полностью соответствовала первая жена поэта Эстер Русакова, которая в 1937 году была осуждена и умерла на каторге в Магадане. Вторая супруга Даниила, Марина Малич, отличалась спартанским терпением и спокойствием, стойко перенося взбалмошность характера и частые измены Хармса.

Артистические способности к розыгрышам не только обнажали чувства мятежной души поэта, но и помогли ему в 1939 году избежать призыва в Красную армию (Даниил талантливо сыграл шизофреника). Однако все эти события происходили гораздо позже, пока что вернемся к 1931 году, ознаменованному арестом поэта и жестокими пытками в застенках ОГПУ за антисоветскую деятельность. Только благодаря усилиям отца, концлагерь был заменен на трехлетнюю ссылку в Курск, вернувшись из которой Хармс с удивлением отметил сильно поредевшие ряды своих бывших друзей. Предчувствуя близость собственного жизненного финала, поэт, тем не менее, продолжал влюбляться в пышных женщин и безудержно балагурить, выступать во Дворце пионеров и писать детские стихи, за которые получал довольно сносную оплату.

В 1941 году по очередному ложному доносу Хармс снова был арестован, но отец – вечный его заступник, умер к тому времени, и поэту, чтобы избежать расстрела, пришлось снова прикинуться умалишенным. Свою противоречивую жизнь Даниил закончил 2 февраля 1942 года на больничной койке в самой страшной тюрьме «Кресты», где попросту умер от голода, так как в блокадном Ленинграде просто перестали кормить заключенных. Творческий путь Даниила Ивановича Хармса, отличающийся выразительным авангардизмом и совершенным нежеланием идти в унисон с остальной советской поэзией, доводил до бешенства власть имущих, но получил заслуженное признание потомков, восхищающихся искрометным талантом самого парадоксального поэта советской эпохи.

Написать и опубликовать комментарий